РОССИЙСКОЕ СЕТЕВОЕ ИЗДАНИЕ

НОВОСТИ НОВОГО ФОРМАТА | LIVE 24

«У каждой истории есть несколько сторон,

рассказывая её, важно об этом помнить!»

Татьяна Визбор: "Авторская песня — это крест, который я несу"

17:30 13.11.2023 4475

 

Татьяна Визбор — журналист, телерадиоведущая. Дочь Ады и Юрия Визбор, известной писательницы и барда, которые сумели покорить сердца миллионов советских граждан. Представительница династии Визборов рассказала ведущим программы «Как здорово» на радиостанции бардовской песни «Калина Красная» Александру Мельникову и Александру Карпенко о том, каково быть дочкой знаменитых родителей и мамой популярных детей, почему Татьяну не брали на работу в советское время, о своём отношении к авторской песне и многом другом. 

— Как вы относитесь к авторской песне? 

— Лично я песни не пишу, но пою. Раньше занималась музыкой разных стилей: начиная от хип-хопа и заканчивая роком. Поэтому успела пообщаться и взять интервью у многих знаменитостей, в том числе и бардов. Авторская песня — это крест, который я несу. Меня часто спрашивали, люблю ли я авторскую песню. Лёня Сергеев сказал: «Танька, ты можешь говорить “ненавижу авторскую песню с детства”. Это будет твоя коронная фраза». Я пробовала. Люди после этих слов впадали в ступор. Хотя это, конечно же, шутка. 

— Как вы относились к своим знаменитым родителям в детстве? 

— Я раньше думала, что родители — это два человека с гитарами. Когда пошла в детский сад в 3 года, для меня было очень странно, что не все родители играют на гитаре, сочиняют песни, приглашают друзей попеть вместе. Это было не в каждой семье — вот что меня удивляло. 

— Известность родителей как-то повлияла на вашу жизнь?

— Так случилось, что после окончания журфака МГУ я попала под последствия фразы, которую однажды сказал замечательный Сергей Лапин, председатель Гостелерадио СССР. Он вообще был афористичный, часто вбрасывал какие-то слова, которые потом все «брали на карандаш» и следовали им дословно. На тот момент это была фраза: «У нас не завод “Красный пролетарий”, нам не нужны трудовые династии». И с этими словами все, у кого была известная фамилия, катились после выпуска искать работу. Мой папа трудился в творческом объединении «Экран», мама — на радио «Юность». Я даже полы не могла мыть в Останкино, потому что была из знаменитой семьи. И несмотря на официальный запрос, принять меня на работу всё равно не получилось. Объяснили так: «Есть негласное распоряжение товарища Лапина». Всё было строго. Я работала в «СоюзФормКино», где мы делали программу про фильмы. Мою фамилию и голос заменяли на другие. Даже копеечные гонорары выписывались на друзей, потому что было запрещено их выплачивать мне.

— Как вы попали на радио «Россия»?

— Случайно. Я вышла на работу в 1991 году. Уже шла перестройка. Сначала работала на радио «Юность». А потом удачно вошла в лифт: там были главный редактор и шеф-редактор радио «Россия». Они со мной заговорили, потому что с юности меня знали. Спросили: «Ты куда?». А я в шутку ответила: «К вам». Мне сразу вручили ключи от офиса. От звонка до звонка я там отработала 25 лет. 

— Татьяна, расскажите про одну из самых известных песен вашего отца — «Донбайский вальс». Говорят, с ней связано немало интересных историй.

— Есть такая книга, «Монологи со сцены» Юрия Визбора. Она о том, как отец представлял на концертах песни. Есть несколько историй про «Донбайсский вальс».

Песня была первой, прозвучавшей в космосе. Её исполнил космонавт Александр Иванченко. Он провёз на станцию «Союз 6» гитару производства «Московской мебельной фабрики». 

Вторая история: в 1961 году мы поднимались с компанией учёных на гору в Домбайской долине. Среди нас был нобелевский лауреат физик Игорь Тамм и академик Дмитрий Блохинцев. Когда мы подошли к хижине, нам навстречу вышла хозяйка и спросила жалобных голосом: «Нет ли среди подошедших людей с техническим образованием?». Выяснилось, что в хижине сломался движок, который давал ток. Подталкиваемые альпинистами, оба представителя науки были загнаны в закуток, где стоял аппарат. Нобелевский лауреат Тамм при гробовом молчании долгое время рассматривал стоящее перед ним устройство. Потом, обратясь к Блохинцеву, сказал: «Дмитрий Иванович, это, по-моему, двигатель внутреннего сгорания?». На что Блохинцев ответил: «Да. И, знаете ли, очень оригинальной конструкции». На этом помощь со стороны академии наук была закончена. А на другой день пришёл механик и починил двигатель. В этой хижине в горах и была написана песня «Домбайский вальс».